На этом сайте вы можете:

Яндекс деньги WebMoney Оплата при помощи Qiwi

Глава XX. ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК «ПОСЕВ»

 

 

Мысль об издании своей газеты была, конечно, популярной в среде членов Союза. Со своей стороны, я предпринимал предварительные шаги в нужном направлении, в этом деле со стороны Островского была полная поддержка, он просто игнорировал мнение Байдалакова о несвоевременности нашей затеи, а я лишь сожалел об отсутствии согласия Виктора Михайловича.

В это время в лагере сложилась довольно неприятная обстановка. Между русской администрацией лагеря в лице К. В. Болдырева и его помощников, с одной стороны, и начальником 505-го Отдела УНРРА Филиппом Бальмелем, с другой, отношения были настолько натянутыми, что можно было бы назвать их своего рода войной. Лично я стоял в стороне от этих «военных действий», завязавшихся вокруг «трофейных» немецких автомашин, захваченных членами Союза при переезде из Нордхаузена в Менхегоф. Но эта «война», несомненно, мешала моим планам.

По своему составу 505-й Отдел УНРРА был преимущественно французским. Во главе был Филипп Бальмель, если не ошибаюсь, адвокат по профессии, участник Резистанса. Его помощником был барон де Нерво, очаровательный человек, любивший все русское и нередко посещавший богослужения в нашей лагерной церкви. К ним присоединились вскоре после моего переезда в Менхегоф две девицы — Дамар-Лежен и Малаваль, а до них в Отделе была еще одна француженка, Александра Дюмениль, у нее было какое-то русское родство, и она прекрасно говорила по-русски.

Когда в лагерь приехали Дамар-Лежен и Малаваль, то кто-то вызвал меня, как хорошо владевшего французским языком, с просьбой показать им лагерь и отвечать на интересовавшие их вопросы. Обе обрадовались мне, когда я заговорил с ними на их родном языке. Прогулка по лагерю с ними осталась до сих пор как одно из приятных воспоминаний. Дамар-Лежен, культурная женщина и любительница литературы, оказалась интересной собеседницей, а мои проведенные во Франции 12 лет были под стать разговорам на эти темы. Проще была Малаваль, но и у нее было что-то интересное и симпатичное. Словом, с первого же их дня в Менхегофе у нас установились прекрасные отношения. Был я хорош и с бароном де Нерво, но с суховатым по характеру Бальмелем был едва знаком.

Для начала я завел разговор с де Нерво, ему моя идея понравилась. Он обещал потолковать на эту тему с Бальмелем. Точно не знаю, говорил ли он об этом с Бальмелем, но мне думается, что беседа между ними состоялась.

В решительный день я пришел в УНРРА и попросил приема у Бальмеля. Дюмениль ответила, что ее начальник сейчас занят, но обязательно примет меня. Прошло минут десять, и Дюмениль пригласила меня в кабинет Бальмеля. Разгневанный на Болдырева и его помощников, Бальмель, обычно вежливый и корректный, даже не пригласил меня сесть. Это меня покоробило, но я сразу же заявил ему о цели моего визита. Я старался убедить его в том, что лагерный бюллетень не дает достаточных сведений о жизни послевоенного мира, что уже назрела необходимость в еженедельной газете. С другой стороны, мир демократии располагает к свободе слова, которую я, прожив двенадцать лет во Франции, ценил высоко. И, насколько мне известно, ни в одном лагере Ди-Пи еще нет газет, и было бы совсем неплохо, если бы наш лагерь положил начало такому полезному делу.

Бальмель слушал меня внимательно, его лицо прояснилось. Видимо, и ему было бы приятно знать, что первый орган печати Ди-Пи зародится под покровительством 505-го Отдела УНРРА.

Не возражая, он задал вопрос, к которому я был готов: какое отношение к проекту газеты имеет русская администрация лагеря? Я ответил — никакого. Бальмель был несколько изумлен моим коротким ответом. Но я далее пояснил, что администрация и не знает о моем проекте, а, кроме того, я никак не намерен превратить будущий еженедельник в рупор лагерной администрации.

Моим ответом Бальмель был удовлетворен. Мы перешли к чисто практическим делам, а их набралось много. Прежде всего — приобретение типографского оборудования.

29 октября 1945 года Бальмель выписал мне командировочное удостоверение для поездки в Франкфурт, Гейдельберг и Мергенхейм с заданием найти и приобрести скоропечатный автомат и русские шрифты. Деньги на покупку типографского имущества выдал финансово-экономический сектор НТС.

Добавить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Для подтверждения того, что Вы не робот, пожалуйста, выполните простое задание:
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые указаны на изображении.