На этом сайте вы можете:

Яндекс деньги WebMoney Оплата при помощи Qiwi

Глава I. В БЕРЛИНСКОМ ПОДПОЛЬЕ

 

 

В августе 1942 года Берлин выглядел все тем же удобно для жизни устроенным городом, с его прекрасной транспортной сетью — городской железной дорогой, подземкой, трамваями и автобусами. На улицах было чисто, блистали чистотой и платформы эс-бана, всюду порядок, словом, все было как до войны. И вместе с тем что-то было иным. Скромно выглядели ресторанные меню, все выдавалось и продавалось по карточкам. В продаже больше было разных «эрзацев», на них немцы были большими мастерами. Особенно меня удивило в ресторане Ашингера около вокзала Цоо наличие в его меню — «кюнстлихе лимонаде мит кюнтстлихем зюс». Прочитав сие, не мог не улыбнуться. И все-таки при скудности ресурсов только изумительная немецкая организация и железная дисциплина позволили Гитлеру вести шестилетнюю войну с превосходившими Германию силами западных демократий и Советского Союза.

Миша Ольгский оставался в Берлине вряд ли больше недели. После разговоров с Байдалаковым он простился со мною и уехал в Россию на союзную работу. Мое желание также двинуться в Россию натолкнулось на сопротивление Байдалакова, сказавшего, что при наличии у меня язвы желудка и думать нечего о поездке в Россию, слишком тяжелы условия, в которых живет население оккупированных областей. В утешение добавил, что и здесь для меня найдется работа.

Как обычно, дружеской и приятной была беседа с Кириллом Вергуном. Я спросил его:

— Ну, как дела, на что надеемся?

— Знаете, сидим и трясемся.

— В чем дело?

— Да дело в нас самих, севших в подполье. Вы же знаете, какая политика у Германии в «восточном вопросе». Мы там, в России, им не только не нужны, но и просто вредны. Ведь «Майн кампф» в действии. Вести от наших из России ужасны, подчас неописуемы.

— А не слишком ли рано мы двинулись туда?

— Нет, так надо, другого, кроме своего, пути нет. Риск, но как же иначе? Ведь если бы не было от кое-кого поддержки здесь, мы сюда и не приехали бы.

* * *

После отъезда Ольгского я перебрался из пансиона в комнату, сдававшуюся немецкой семьей в доме на улице, которая, кажется, называлась Апфельзиненштрассе.

Устроившись на новом месте, я вспомнил о моих документах, сданных Исполнительному Бюро перед отъездом в Бухарест. Байдалаков навел справки в Белграде, но никто не смог сказать, где же мои бумаги? Я был возмущен до глубины души, ведь это обозначало, что я должен проживать с маньчжурским паспортом на имя Андрея Лисовского. Несмотря на повторные поиски, результаты были те же: бумаги пропали бесследно. Пришлось пойти в берлинское посольство Манчьжу-ти-го, где сидели, конечно, «бледнолицые». Познакомился с господином Накагава и рассказал ему о пропаже моих документов и о том, что впредь вынужден жить с манчьжурским паспортом. Он благосклонно улыбнулся и сказал, что никаких препятствий с его стороны нет. А в случае нужды могу всегда рассчитывать на его поддержку. Я поблагодарил Накагаву и, уходя, встретил пожилого человека в штатском, видимо, соотечественника. Мы познакомились. Он с интересом отнесся ко мне. Это был Николай Сергеевич Ушин, полковник царского Генерального штаба, постоянно живший в Гамбурге. В Берлине он служил у военного атташе Маньчжу-ти-го. Лишь впоследствии я узнал о его подлинной роли в Берлине.

Добавить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Для подтверждения того, что Вы не робот, пожалуйста, выполните простое задание:
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые указаны на изображении.