На этом сайте вы можете:

Яндекс деньги WebMoney Оплата при помощи Qiwi

(4. НТС и фашизм)

 

 

Много полемики было вокруг отношения НТС к фашизму {Варшавский В. С. «Незамеченное поколение». Нью-Йорк, 1956, с. 77–78. Stephan J. J. «The Russian Fascists». London, 1978, с. 29–30}. На НТС несомненно оказали воздействие некоторые его аспекты: оппозиция коммунизму и марксистской идеологии. Члены НТС были разочарованы в демократии. На опыте 20-х годов они пришли к выводу, что демократии слабы и неспособны защитить экономические или политические устремления собственных народов. Еще менее благоприятно демократическая власть сказалась на эмигрантском обществе. Живя на положении иностранцев, при политических или экономических кризисах, первыми жертвами оказывались эмигранты, лишаясь заработка в пользу местного населения. Фашизм в ранней стадии выглядел мощной силой, возрождавшей национальную гордость и как будто успешно справлявшейся со многими проблемами, которые переживало европейское общество 20-х гг.

На НТС, в частности, оказал влияние португальский фашизм {Неймирок А. «Новая Португалия». «За Родину», № 61, июль 1937. Столыпин А. «Португалия». «За Родину», № 61, июль 1937. Интервью автора с Н. Е. Андреевым}. Согласно Валтеру Лакеру, салазаровский фашизм имеет свою специфику и нельзя его ограничивать узкими определениями фашизма; партия Салазара сформировалась в верхах; нельзя считать, что эта партия получила мандат у низов и затем добилась власти для своих лидеров и сторонников {Laqueur W. «Fascism, a reader’s guide». London, 1976, с. 9}. Это был не столько фашизм, сколько авторитарный строй, «консервативный корпоративный режим, избегающий всякого радикализма» {Payne S. «Fascism in Western Europe» in Laqueur W. «Fascism, a reader’s guide». London, 1970, с. 302}. Корпоративность португальского государства «означала, что это государство, которое представляет народ и, тем самым, служит ему; народ, в свою очередь, участвует в жизни государства через семейную, профессиональную и городскую ячейки» (Kay H). {«Salazar and Modern Portugal», с. 51}. Такая установка во многом сродни национально-трудовой системе, разработанной НТС. Португальский режим ценил традицию и само понятие нации, в противовес доктринам космополитизма и интернационализма. Это же характерно для идеологии НТС.

Оппоненты НТС считают, что НТС в какой-то мере сочувствовал германскому национал-социализму. НТС-овцам была дана кличка «нацмальчики», и приставка «нац» часто толковалась как производное от нацизма скорее, чем от слова «национальный» в наименовании организации. Тем не менее, НТС как будто не строил себе особенных иллюзий о сущности нацистского режима. Поскольку нацисты заявляли себя антикоммунистами, секретарь белградской секции НТС М. А. Георгиевский ездил в 1936 г. в Берлин, чтобы выяснить, есть ли какие-то возможности для объединенных действий с нацистскими властями. Георгиевский убедился на опыте, что никакая форма сотрудничества невозможна. Нацисты были слишком негибкими, слишком во власти свои расистских теорий, чтобы прорусские, но антикоммунистические идеи могли оказать на них какое-то заметное влияние {Интервью автора с Н. Е. Андреевым}. В материалах 1938 года объясняется, что нацисты представляют подлинную угрозу Советскому Союзу, а война даст русскому народу возможность начать «освободительную национальную революцию». Напоминается, что «судьба России в руках самих же россиян», и члены НТС призываются быть в боевой готовности {«За что бороться», с. 29–36}. НТС стремится ясно подчеркнуть, в чем заключается зло советского режима; подчеркивается и вероятность скорой войны, которая создаст благоприятную обстановку для свержения советского строя. Национал-социализм обсуждается только как потенциально серьезный соперник, представляющий угрозу коммунизму.

Фашистская идеология и программа НТС обладают рядом сходных черт. И та и другая критически настроены к либеральной демократии и капитализму, обе отвергают коммунизм. Обе стоят за авторитарную власть, цель которой — национальная и социальная интеграция через посредство единой партии или правящей группы. Тем не менее, в одном основном вопросе они расходятся радикально. Фашизм в значительной степени антиклерикален и атеистичен, тогда как программа НТС пронизана мотивами религиозной нравственности. Дух религиозной нравственности служил фундаментом всей его идеологии и программы, и предполагалось, что для членов НТС христианская нравственность аксиоматична. Кроме того, программа НТС придавала большое значение свободе личности, которая отнюдь не поощрялась фашистской идеологией.

Добавить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Для подтверждения того, что Вы не робот, пожалуйста, выполните простое задание:
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые указаны на изображении.