На этом сайте вы можете:

Яндекс деньги WebMoney Оплата при помощи Qiwi

Глава X. ПРАЖСКИЙ МАНИФЕСТ

 

 

Поздно вечером 13 ноября члены КОНР выехали из Берлина в Прагу. Поезд тащился медленно, долго стоял в Дрездене. В старом разболтанном вагоне третьего класса было темно и неуютно, и думалось: неужели по такому торжественному случаю, как провозглашение Манифеста ОДНР, немцы не могли предоставить членам КОНР вагон получше? Уже эта такая характерная деталь говорила о пренебрежительном отношении немцев к Власовскому движению. Ехавшие в Прагу члены КОНР больше молчали, кое-кто клевал носом. Мне не спалось. Я размышлял о предстоявшем акте и дальнейшей судьбе так поздно начатого дела. Да и по-настоящему ли оно было начато?

Ранним утром поезд остановился у пражского вокзала. Тут нас ожидали квартирьеры и повезли в отель. У входа в отель я впервые встретил замечательного человека, полковника Михаила Алексеевича Меандрова, нашего главного квартирьера. Всем своим видом и манерами Меандров напоминал офицера старой императорской армии. Познакомившись со мной, Михаил Алексеевич несколько таинственно сказал: «В номере с Вами будет еще один человек, подполковник Тензоров, начальник Управления безопасности».

Такое соседство меня сразу же удивило: откуда мне сие? В номер я вошел первым, а минуты через две появился и Тензоров. О нем я уже кое-что знал от членов Союза, воспитателей «новых ценных кадров» в лагере Вустрау. После ареста первого запасного центра НТС Тензоров, не имея на то полномочий, пытался захватить власть в Союзе, но ему воспрепятствовало наличие второго центра, возглавленного Мамуковым. Уже этот один факт настроил меня против Тензорова, да и последовавшее знакомство лишь усилило мое от него отталкивание.

Представившись, Тензоров проявил обо мне такую осведомленность, что я диву дался, откуда ему все это известно? О себе он рассказал, что родом из Новочеркасска, сообщил об общих знакомых, об институтках и кадетах, о Песчаной улице, где наша семья временно остановилась после отъезда из Гродно, вызванного началом Первой мировой войны, о Шуре Черевковой и о многих других относящихся к Новочеркасску обстоятельствах. Затем сказал, что хотя он и выступает под фамилией Тензоров, все же настоящая его фамилия Пузанов. Ну, а на Дону Пузановы были. Словом, о Новочеркасске поговорили изрядно. И тут я сообразил, что никто из преподавателей в Вустрау не мог ему обо всем этом рассказать.

Так за разговором прошло часа полтора. Затем, побрившись и приведя себя в порядок, по предложению Тензорова, мы оба отправились в университетский городок, где жили семьи русских профессоров. У Тензорова были визиты к Месснерам, она, урожденная Брунст, была сестрой сидевшего за решеткой Дмитрия Викторовича Брунста. Второй его визит был нанесен Надежде Петровне, жене члена НТС Николая Ивановича Бевада. Попутно мы продолжали говорить как о красотах Праги, так и о предстоявшем в три часа дня оглашении Манифеста КОНР.

А затем Тензоров неожиданно для меня перевел разговор на тему о «Внутренней линии» и моей роли в деле ее разоблачения. И в этом вопросе у него оказалось сведений больше, чем ему могли предоставить члены НТС, преподаватели лагеря в Вустрау. Кончился разговор совершенно неожиданным предложением — перейти в его распоряжение в Управление безопасности. Несколько озадаченный, я был удивлен властным, пресекающим какие-либо возражения тоном Тензорова. Чувствовалось, что он привык к командному тону и в СССР был в стане правящих. Я вежливо, но твердо отказался, сославшись на то, что уже ангажирован генералом Закутным в Гражданское управление КОНР. Тем не менее Тензоров продолжал настаивать и несколько угрожающе намекнул на будущий разговор по возвращении в Берлин.

Тензоров был доцентом, кажется, атомной физики. Но тот факт, что Власов назначил его начальником Управления безопасности, указывал на знания и опыт Тензорова в работе знаменитых «органов». Ведь и в других управлениях люди назначались по специальностям, бывшим у них в СССР. К тому же в такое важное управление не мог быть назначен несведущий человек. Словом от подстроенной Тензоровым встречи и длинного разговора с ним у меня остались тягостные воспоминания.

Добавить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Для подтверждения того, что Вы не робот, пожалуйста, выполните простое задание:
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые указаны на изображении.