На этом сайте вы можете:

Яндекс деньги WebMoney Оплата при помощи Qiwi

3. После армии. Первый арест

 

 

«В это время Деревянкин уже отказался от своих крайне левых взглядов, пришел к демократическим убеждениям. После армии Андрею удалось все-таки закончить в 1984 году Саратовский юридический институт. Получив диплом, едет работать в Тулу. У него теперь конкретная цель — создать независимый профсоюз по примеру польской „Солидарности“.

Деревянкин стал вести пропаганду среди рабочих. Напечатал на машинке 500 экземпляров листовок, подписанных „Оргкомитетом профсоюза ‘Солидарность’“ (неточно, правильно — „Справедливость“. — Прим. ред.). Листовки призывали всех думающих и честных поддержать тех, кто выступает против кремлевской тирании, показать властям, что мы живы и действуем. Вместе со своими храбрыми помощниками Андрей в сентябре-октябре 1984 года распространяет по ночам листовки в Москве и Туле».

В Москве машинописными листовками обклеили почти все Садовое кольцо и самый центр — ближе к бульварам. Работали всю ночь. Одну из листовок приклеили прямо на вывеску какой-то прокуратуры.

Был в Москве и довольно неприятный момент: расклеив очередную порцию листовок, мы наткнулись на милиционера. Он подозрительно посмотрел на нас и проверил документы. Вероятно, это нас и раскрыло. Потом, когда меня арестовали, начальник Тульского КГБ забегал в кабинет, где меня допрашивали, и орал: «Мы знали, что это вы!».

Помощниками были два рабочих одного из тульских заводов, с которыми я был знаком месяца два. Не знаю даже их фамилий. Звали их Михаил и Александр.

«Середина октября 1984 года, 5 часов утра. Деревянкин идет на вокзал по Красноармейскому проспекту. Вдруг сзади гулкие шаги и суматошные вскрики: „Стой! Стой!“ Андрей оглядывается: катит черная „Волга“, из нее выскакивают несколько типовых граждан в штатском во главе с прапорщиком КГБ. Он удивился: даже арестовать они не могут без дешевых театральных эффектов!

Деревянкина хватают и везут в тульское управление госбезопасности. Там чуть ли не все кагебешники сбежались поглазеть на арестованного: не впервые ли они увидели всамделишного, а не выдуманного антисоветчика? Генерал яростно орал: „Мы все про вас знаем! Это вы распространяли вражеские листовки!“

Полгода Андрей просидел в тульской тюрьме, в 86 камере с директорами-ворюгами. Они, очевидно, выполняли роль „наседок“, то есть провокаторов и осведомителей».

Формально мой арест в октябре 1984 г. был сделан на основании доноса «идейно-крепкого» советского гражданина, жителя Тулы, Белогурова Н. М. Дескать, Белогуров Николай Михайлович шел по своим делам в половине пятого утра по пустынному Красноармейскому проспекту города Тулы и вдруг заметил вдалеке в потемках антисоветчика, «врага народа»...

На самом деле меня догнали две явных гебистских морды в штатском, и тут же, буквально через минуту, подкатила черная «Волга», явно где-то уже меня поджидавшая. Из нее высыпали люди в форме КГБ СССР с пистолетами наизготовку (!). Сейчас такой чести, наверное, удостаиваются только моджахеды Доку Умарова.

В Тульском управлении КГБ руководил следствием по моему делу подполковник Тюваков. Капитан Самойлов  и ст. лейтенант Еремин вели мое дело, возили под конвоем в тюрьму на зловещей «черной волге».

В камере тульской тюрьмы (кажется, номер 86) кроме меня было еще  пятеро:  заведующий тульским горпромторгом (за воровство), директор крупного завода (за воровство), заведующий отделением областной психбольницы (за взятку) и две птицы помельче — тоже за какое-то жульничество. Жили они в тюрьме неплохо. Даже тогда, в 84-м. На Новый год у них была красная икра, финские конфеты, всякие изысканные сырокопченые колбасы и т. п.

Обитатели других, многонаселенных, камер, обычные уголовники, называли их «фанычами». Видно было, что «фанычам» это нравится. «Фанычи» считали себя не жуликами и хапугами, а чем-то вроде борцов за экономическую свободу, невинно пострадавшими. Наверняка таковыми их сейчас и посчитают Немцов, Касьянов, Прохоров или Навальный.

«Фанычи» строили планы, как снова разбогатеть после освобождения. Но тогда их фантазии были довольно ограниченными и дальше выращивания нутрий или заготовки ягоды в Сибири не шли.  Тогда они еще не знали, что у них появится возможность одним махом проглотить «Норильскникель» или сибирские нефтепромыслы.

Не знали, что с приходом ельциных и гайдаров наступит ИХ время.

Мою антисоветскую деятельность они снисходительно осуждали. Но больше не так, как в комитете комсомола СЮИ, а осуждали как наивный идеализм, опрометчивость и т. п.

Очевидно, что сейчас «фанычи» тоже процветают. Как и гебисты, и райкомовские...

Счастливое время у них... У гебистов Полтавченко, Путина, Иванова, Якунина, Лебедева, Гудкова. Райкомовских Матвиенко, Собянина.

Одно плохо — ведь все проходит...

После суда, определившего меня в спецпсихбольницу, меня бросили из «рая» с «фанычами» в «преисподнюю» — кажется, в самый мрачный подвал старой тульской тюрьмы. Казалось, что таких подземных казематов уже не должно существовать, тем более в XX веке.

Мрак, холод, с потолка капает, по стенам струится вода, запах тоже соответствующий. Никаких, конечно, книг, ни радио, ни тем более телевизора.

В этой подземной, можно сказать, даже не камере, а яме, я провел месяца три с совершенно, как сейчас говорят, «отмороженными» бандитами, «косившими» под психов. Сидели они за убийства, и видно было, что они были очень счастливы  даже в этой яме, избежав «вышки» (тогда — расстрела).

Причем, один из них для развлечения время от времени устраивал «представления», хотя надобности у него, ожидающего отправки в спецпсихбольницу, уже не было в этом никакой. Подходил к двери камеры и завывал что-то дикое, очень психическое.

Да, первый раз, когда я еще не знал, что это здоровые мужики, на меня это произвело непередаваемое впечатление...

Иногда камеру навещал тюремный врач с «колесами», но особенно не навязывал их никому. Тем не менее, бандиты выпрашивали какие-то нужные им «колеса», копили их, а потом «кумарились».

Потом, правда, подсадили на какое-то время действительно психа. Чем-то я ему не понравился и едва не лишился глаза. Дело было ночью, когда все спали. Один из «косящих» рассказывал позднее: «Взял он зубную  щетку, явно намереваясь выткнуть тебе глаз, ходит, посматривает на тебя и, видно, колеблется. Долго ходил так и колебался, не решаясь, и вдруг „менты“ его выдернули из „хаты“».

Добавить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Для подтверждения того, что Вы не робот, пожалуйста, выполните простое задание:
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые указаны на изображении.