На этом сайте вы можете:

Яндекс деньги WebMoney Оплата при помощи Qiwi

1. Становление революционера

 

 

«В 1979 году в нашем городе была предпринята попытка создать подпольную революционную группу в самом идеологически строгом вузе Саратова — юридическом институте.

...О „Группе революционного коммунизма“, основателем которой был студент-юрист Олег Сенин, в саратовской печати никогда даже не упоминалось до разгара перестроечной гласности. Но на лекциях по уголовному праву, когда доходили до 70 статьи (эквивалент сталинской 58-й), иллюстрировали ее местным примером: достаточно подробно рассказывая о студентах, осужденных по этой статье (понятно, с официальными комментариями).

Андрей Деревянкин, еще до поступления в юридический институт слышавший о „Группе революционного коммунизма“, собирался продолжить дело арестованных студентов. У него в семье ни на грош не верили официальному трезвону, говорили о тяжелом положении в стране, рассказывали политические анекдоты».

Ненависть к советскому режиму и свободолюбие воспитала во мне мама, очень религиозная православная христианка, пережившая все ужасы сталинских репрессий и колхозного строя. Прежде, чем получить высшее образование и стать учительницей, она прошла колхозный крепостной строй с его барщиной и голодом. Впервые она попробовала хлеб лет в 14, до этого — только картошка, и с весны — подножный корм.

«Один день Ивана Денисовича» в «Новом мире» я прочитал буквально в четыре года — вскоре после того, как я научился читать. Кстати, он мне сразу не понравился. Ужасный корявый язык. «Годы и войны» Горбатова  с точки зрения литературы и описания ужасов ГУЛага произвели на меня в детстве гораздо большее впечатление.

Папа никогда не был антисоветчиком, а напротив — был очень искренним членом КПСС.

Вступить на путь борьбы с советским режимом и, вообще — за свободу (можно сказать — на путь профессионального, пожизненного, революционера) было моим осознанным, взвешенным, продуманным выбором.

Конечно, тогда в 17 лет все рисовалось в ином, довольно идиллическом, виде.

Ведя со мной вольнолюбивые, диссидентские разговоры, моя мама, конечно, очень боялась за меня.

Когда я в свои 17 лет сказал ей о своем жизненном выборе, о решении встать на путь борьбы с олигархической советской диктатурой, у нас состоялся долгий разговор, в котором она уговаривала меня еще раз хорошо все взвесить.

И все-таки, можно сказать, благословила меня на этот крестный путь раз я не хочу жить «как все».

«Учился Андрей очень серьезно, штудировал не только учебники, но и все первоисточники. И все больше убеждался, как далека советская теория, не говоря уж о советской действительности, от подлинного марксизма-ленинизма. Он верил в Маркса, Энгельса, Ленина (любимое чтение — „Государство и революция“, где вождь вещал об отмирании государства при коммунизме), Бакунина, Кропоткина. Сегодня Деревянкин называет свои тогдашние взгляды крайне левыми, даже с анархистским уклоном.

В институте Андрей открыто конфликтовал с комсомольским комитетом, где его не единожды прорабатывали за ревизионистские разговорчики. Он доказывал младым аппаратчикам, что пришел в институт учиться, а не выполнять их так называемые общественные поручения».

Одной из главных комсомольско-гебистских шкур, наиболее агрессивных, таскавших меня на проработки, была тогдашний член комитета комсомола Сергун Елена Леандровна,  впоследствии — активная демократка-«перестройщица», а сейчас — одна из белоленточных в Саратове.

Тогда она была такая... смазливенькая, в кудряшках с официозно-райкомовской физией.

Елена Сергун и Бабицкий (секретарь комитета комсомола СЮИ) — вот кто больше всего запомнился из самых злых и остервенелых комитетчиков-комсомолистов.

«На третьем курсе идейный бунтарь пытается организовать революционную группу левомарксистской ориентации. Вместе с несколькими товарищами обсуждает программу будущей группы. Власть в СССР узурпировала бюрократия, установлен режим партийной номенклатуры; государство не только не отмирает, как обещал Ленин, а напротив, возрастает его роль и увеличиваются его карательные функции. Необходимо вернуться к настоящему марксизму-ленинизму, построить вместо бюрократического царства подлинный социализм.

Среди тех, кто участвовал в этих крамольных политических дискуссиях, был Сергей К-ко, студент-отличник и отличный провокатор. Он-то, как считает Андрей, и донес в КГБ».

Не просто считаю, а уже во время «профилактики» в Ивановском КГБ зимой 1982 года я точно узнал, что доносчиком был именно Сергей Коваленко. Он учился в СЮИ курсом младше. Возможно, сейчас он лысый, а тогда был такой умненький хитренький блондин с волнистыми волосами, в очках.

Тогда я не учел тот факт, что после ареста группы Революционного Коммунизма в 70-м Саратовский юридический институт, как и другие юридические вузы, почистили до такой степени, что он превратился в самый вульгарный гебистско-ментовский гадюшник. Обязательный двухлетний трудовой стаж означал, что студенты вместо романтических и чистых мальчиков-школьников 60-х были сплошь или тупоголовыми «передовиками производства», или прожжеными комсомольско-партийными 24–25 летними циниками и хапугами.

Пытаясь создать группу среди студентов, я беседовал достаточно откровенно и с Сергеем Коваленко. Помню, как в пустой аудитории я набрасывал ему мелом на доске примерную схему подпольной группы. Потом он притащился ко мне домой и все выспрашивал, выспрашивал, слушал, слушал... Так внимательно...

Он был отличником. Казалось — вот неглупый человек...

Вообще, стучали на меня, оказывается, почти все, с кем я учился в институте. Позднее во время «профилактики» я был поражен видом нескольких томов доносов.

Из преподавателей особенно усердствовал бесноватый преподаватель «Научного коммунизма» «профессор» Чинчиков.

Добавить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Для подтверждения того, что Вы не робот, пожалуйста, выполните простое задание:
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые указаны на изображении.